http://chermalyk.n
www.chermalyk.narod.ru

Армянский монастырь Сурб Хач.

(Чтобы увеличить эту и другие картинки достаточно лишь кликнуть правой кнопкой и в контекстном меню выбрать "открыть картинку в новой вкладке" или "открыть изображение" [вариант надписи зависит от браузера])

Ромеи долгие века в Крыму жили по соседству с армянами, особенно это касается восточной части Крыма, где находились сёла, основавшие Чермалык в Приазовье, и где издавна имелась многочисленная армянская община. В восточном Крыму имеется много исторических памятников, связанных с армянами. Один из самых замечательных, хорошо сохранившихся является армянский монастырь Сурб Хач. Во время велопоездки по Крыму мне захотелось посетить этот памятник истории о котором до этого прочитал несколько статей и книжек.

Дня три в этой поездке я провёл в Старом Крыму, откуда половина моих предков-ромеев. Монастырь Сурб Хач расположен в нескольких километрах к юго-западу от города, поэтому один день я решил посвятить поездке туда. Ранним утром выехав из города в западном направлении и свернув налево я отправился к монастырю. Дорога была в хорошем состоянии, вокруг живописные пейзажи, погода благоприятствовала, так что я быстро и в замечательном настроении доехал до места назначения. Сразу скажу, что с первого взгляда на комплекс я не пожалел потраченных времени и усилий.

Приехав рано утром я застал безлюдную территорию, что, как для меня, одно из главных условий для получения впечатлений от древних памятников. Сразу, с левой стороны гостя встречают выстроенные в ряд хачкары - резные посвятительные кресты.  

Неподалёку имеется и ознакомительный плакат,

 чуть подальше ещё один,

 информацию с которых я здесь и приведу в объединённом виде:

Монастырский комплекс Сурб Хач (Святого Креста) (14-19 вв.) расположен в трех километрах к юго-западу от города Старый Крым (средневековый – Солхат, Сурхат, Крым) в лесистой долине северо-западного склона горы Святого Креста (Грыця, Святая, Монастырская) на высоте 500 метров над уровнем моря. Монастырь Сурб Хач Армянской Апостольной Церкви был основан в первой половине 14 века. Согласно строительной надписи храм Сурб Ншан (Святого Знамения), древнейшее из сохранившихся зданий комплекса, построен в 1358 году от Р. Х. иноком Ованнесом Себастаци. Армянские рукописи 17 века сообщают о привнесении отцом Ованнесом в укромную долину частицы Креста - святыни, привезённой с родины.

Со времён Средневековья и Нового времени сохранились храм обители (1358 г.), притвор с башней (кон. 14 в.), братский корпус (1694 г.),трапезная (18 в.), а на территории усадьбы монастыря – гостиница для паломников (вт. пол. 19 в.), фонтаны (18-19 вв.), лестница (19 в.), крепиды.

Сурб Хач был одним из важнейших центров духовной и культурной жизни средневековой армянской общины Крыма. Со второй половины 14 века до 1778 года в обители располагалась епископская кафедра Армянской Апостольской Церкви. При монастыре действовала духовная школа и скрипторий. На протяжении многих столетий здесь трудились архитекторы, поэты, миниатюристы, художники.

Остатки средневековых росписей до сих пор сохраняются на стенах храма и гавита, а миниатюры, выполненные на страницах рукописей, хранятся большей частью в Ереване, в Институте древних рукописей им. Месропа Маштона – Матенадаране.

После переселения христиан из Крыма в 1778 году, монастырь пришел в запустение, но уже в 1790 годах вновь возродился под названием Святого Григория. Указом императора Павла 1 монастырю были дарованы обширные земельные владения. На протяжении 19 века в монастыре были проведены значительные восстановительные работы. В этот период обитель традиционно сохраняет значение духовного центра для крымских армян.

Закрыт монастырь был в 1925 году. Постройки комплекса сохранились в целости до ВОВ, во время которой монастырь претерпел значительные разрушения. В конце 1980-х годов начались восстановительные работы в обители. Армянской Апостольской Церкви монастырь возвращен в июле 2002 года. Монастырский комплекс Сурб-Хач – памятник национального значения, состоит на государственном учете с 1963 г. Охранная зона монастыря утверждена решением Крымского облисполкома от 22.05.1979 г. № 284.

На территории монастыря расположены:

  1. Комплекс средневековых построек обители
  2. Гостиница для паломников
  3. Сад с фонтанами и лестницей

На пологом склоне горы в средневековье были устроены действующие до настоящего времени многочисленные каптажные и дренажные сооружения.

Дорога для гужевого транспорта, проложенная в южном направлении, связывала Сурб Хач с монастырём Сурб Степанос и южнобережными долинами.

Усадьба монастыря Сурб Хач открыта для посещения. При осмотре обители, просьба соблюдать приведённые здесь правила.

Правила поведения на территории усадьбы монастыря.

1. Паркуйте машины на специально отведённых для этих целей участках. Проезд в охранную зону памятника закрыт для всех видов транспорта, кроме служебного.

2. Установка палаточных лагерей и устройство пикников допустимо с разрешения администрации и в строго определённых для этих целей местах. Непозволительно посетителям громко включать светскую музыку.

3. На всей территории усадьбы без соответствующего разрешения запрещены: рубка деревьев и кустарника, выпас домашнего скота, покос, сбор фруктов, ягод и лекарственных растений. Выгул собак разрешён только на поводке.

4. Посещение строительных площадок без разрешения запрещено.

Правила поведения в монастырском комплексе.

  1. Вход на территорию комплекса без разрешения и сопровождающих служащих монастыря запрещен.
  2. Всем входящим в монастырь надлежит иметь одеяние, приличествующее церкви.
  3. В связи с проведением в монастыре реставрационных работ и аварийным состоянием отдельных строительных конструкций запрещено:

А) посещение лестничных маршей, ведущих на второй этаж, башни, подвала; келий нижнего этажа братского корпуса; строительных площадок;

Б) хождение по парапетам опорных стен, кладкам и т. д.;

В) недопустима самовольная перестановка объектов лапидария.

  1. Без благословения отца-настоятеля не разрешается: фото и видиосъёмка в храме и притворе; посещение Святого алтаря и амвона.
  2. Запрещено: курить в стенах обители; посещать монастырь в нетрезвом виде, с животными и с оружием.

Итак, я сделал пару снимков и решил сначала спуститься в сад. Сада, как такового, не было. Имелись каменные постройки – стены, калитки, источники, густо поросшие дикой растительностью. Но даже в таком виде (а может и из-за такого состояния) они производили эффект погружения в средневековую историю.

Вдоволь побродив по саду, я опять вернулся в монастырский двор. Тут я заметил армянина в монастырских одеждах. Не знаю, какого сана он был, но это был единственный человек здесь, кого я встретил с утра, поэтому я подошёл к нему, чтобы посетить сам храм и сделать в нём несколько фотографий. Монах имел строгий вид, это и понятно, ведь немало встречается среди туристов людей, увлекающихся любительской археологией, т. е. черных археологов. Рассказал, что приходилось не один раз гонять отсюда людей с металлоискателями. Мне вспомнился отрывок из книжки о Солхате (Старый Крым) и монастыре Сурб Хач, написанной ещё до девяностых годов прошлого века:

…И еще вопрос (далеко не последний): что будет дальше с Сурб-Хачем, пережившим столетия и отданным теперь на арендных началах (ради действенной охраны) мощному предприятию?

В наши дни живописная лесная дорога, что ведет к руинам монастыря, становится все более шумной. То и дело снуют по ней автомашины и шагают, шагают - иногда толпами - пешие туристы. Одни из них уходят, не оставляя следов, другие приходят сюда, чтоб наследить. Шастающие буйной ватагой - тоже "туристы". Что влечет их к старому и примолкнувшему средневековому монастырю? Уважение к древности?

С некоторых пор полюбили мы повторять крылатые слова Энгельса о том, что оно - признак истинного просвещения. Тут же появилось немало желающих прослыть поскорее истинно просвещенными. Вот и тянутся лжетуристы к памятникам - наиболее доступным, достаточно беззащитным, расположенным в местах, прекрасных своей природою. Таков, несомненно, и Сурб-Хач; местоположение его имеет мало себе равных: в густом тенистом лесу, возле родниковой воды, среди горного простора. Прибавьте к тому бесконтрольность поведения пикникующих компаний и, как правило, безнаказанность, если они вокруг себя напакостят.

Что за уважение к древности побуждает измазывать стены Сурб-Хача и других исторических памятников надписями, оскорбляющими их седины? Среди надписей и автографы уважателей - очевидно, дань их "самоуважению". А дань чему - вскрытые гробницы, кладоискательские проломы в плитовом полу и стенах, раны, нанесенные стенам при попытках украсть вделанные в них резные хачкары? Встречаются и такие разрушения, смысл которых невозможно постигнуть.

Словечко "уважаю" мещанин применит к чему угодно - хотя бы, например, и к любимой закуске под выпивку. Таково же потребительское "уважение" мещанина к памятникам истории и культуры: они для него экзотический фон для выпивки на лоне природы, арена хулиганских "подвигов" - по достижении соответствующего градуса...

Нам говорят порой - не напрасно ли мы пишем о памятниках, не умножим ли мы тем самым число их врагов? Нет, мы убеждены в обратном - в том, что нам удастся увеличить число друзей. Ведь среди нас неизмеримо больше тех, чье истинное сыновнее уважение к древности - залог действительного и действенного просвещения.

Что же будет дальше с Сурб-Хачем?…

Служитель выслушал меня, храм посетить разрешил, но вот фотографировать внутри него - нет. Упрашивать  я не стал, понял, что бесполезно. Хотя прошел в храм сам, без сопровождающего, а фотоаппарат лежал в кармане, но снимать не стал, раз дал слово. Хотя очень сожалел, что служитель не разрешил этого.

При входе с левой стороны расположено служебное помещение, где в средневековье каждый посетитель должен был оставить оружие, прежде чем войти в храм.

  1. Храм Сурб Ншан
  2. гавит (притвор) с башней
  3. братский корпус с открытым двориком
  4. остатки построек
  5. центральный дворик (лапидарий)
  6. трапезная (зал с камином)
  7. трапезная (зал-музей)
  8. служебное помещение
  9. входной коридор

Затем через центральный дворик попадаешь в храмовый притвор. Так как храм расположен на склоне горы, то каждая его часть расположена на новом уровне и приходится преодолевать символичный путь наверх к алтарю.

Приведу ещё одну цитату из той же книги, которая замечательно описывает впечатление человека при посещении храма.

В здании трапезной дверь, ведущая из южной его половины в атриум, расположена прямо напротив большого окна - на пять высоких ступеней выше пола. На оси, проходящей через оба проема, находится вход в храм - затененная дверь гавита в обрамлении скромных резных наличников. Порог этого входа лежит на высокой семиступенной паперти. На той же оси внутри гавита - изукрашенный резной портал святилища (собственно храм, без гавита), в свою очередь приподнятый на пять крупных ступеней. За ним, в самой глубине храма, возвышается на высоком помосте полукружие алтаря со светящимся в полумраке узким окном - на той же главной продольной оси, пронизывающей весь монастырский комплекс. Пять проемов, просматриваемых насквозь - снизу вверх! И пятиметровый перепад на протяжении каких-нибудь сорока пяти метров.

Поразительна эта - можно назвать ее дивной - ступенчатая перспектива вздымающихся один над другим архитектурных объемов, а с ней и постепенное возрастание орнаментального богатства - в обрамлениях входов, в полихромии рельефных узоров и в росписи, которую видим над входом из гавита в святилище. По-особому настраивал посетителя и дальний сумрак, манивший в глубину перспективы - туда, внутрь храма, где в благовонном дыму синевато курившегося ладана повисал солнечный луч, проникавший в окно алтарной абсиды.

Для нас, можно сказать, от рождения чуждых религии, не всегда ясно, каким образом удавалось церкви завлекать людей в храм, воздействовать на психику религиозно настроенных масс. Средства были разные, и одно из них - богослужебный ритуал. Даже в самом скромном, захудалом храме он поражал воображение, поражал, прежде всего, необыденностью, нередко - подлинно театральным искусством.

Казалось, самый воздух святилища был напоен "неземными" красками и звуками. В момент священнодействия внутреннее пространство храма, озаряемое колеблющимися огнями свечей, было полно движущихся красочных отсветов и бликов - от парчовых одежд священнослужителей, от украшенных позолотой икон, шелковых хоругвей, блистающей церковной утвари. В праздничный день пение монастырского хора приглушенно и благостно доносилось в наполненный богомольцами внешний двор, становилось явственней в атриуме, слышнее и внятней с каждым шагом к церкви, нарастало с каждой пройденной ступенью и, наконец, с исступленною силой сладкозвучно гремело в ушах того, кто вступал в храм.

Чтобы не впасть, подобно средневековым богомольцам, в мистическую экзальтацию, напомним себе и читателю, что столь впечатляющая и целенаправленная архитектурно-художественная и зрелищно-музыкальная композиция была продуктом многовекового опыта. Что же касается стороны религиозно-эстетической и эмоциональной, то она всецело зиждилась на богослужебном репертуаре, тоже возникшем не вдруг. В конечном счете, достигался детально разработанный сценический эффект, разыгрывался своего рода спектакль, который был по средствам такому богатому монастырю, как Сурб-Хач.

Завершался церковный обряд. Умиротворенные, облегченные от грехов богомольцы, покидая храм, спускались в атриум. Не толкаясь, степенно, ибо каждый ощущал себя сосудом, до краев исполненным небесной благодати. Нисходя с "горних высот", они снова возвращались к земным заботам и потребностям. Утоление первейшей из них происходило тут же, в трапезной - полный желудок всегда был залогом прочного душевного равновесия.

Вообще, всем туристам, собирающимся посетить данный исторический комплекс, советую почитать эту книжку и, чтобы каждый раз не наполнять короткую статью длинными цитатами приведу здесь ссылку на неё.

вторая часть

Великая Война

Проект посвящен 65-й годовщине Великой Победы. Фильм рассказывает о главных событиях и сражениях Великой Отечественной войны.

Великая Война. 3 Серия. Оборона Севастополя. StarMedia. Babich-Design. 2010

   

 



 

 

  Яндекс.Метрика