http://chermalyk.n
www.chermalyk.narod.ru

Карательные экспедиции в Приазовье

Отрывки из рукописи:

"Красные повстанцы и партизаны на Мариупольщине"

Над рукописью работали: И. Л. Чубаров, Ф. Н. Церахто, Г. А. Латышев, А. С. Кабаков

г. Жданов 1967 – 1976 гг

 

ГЛАВА XII

1.      РАЗГРОМ БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ В МАНГУШЕ

 

 Неудачи небольших карательных отрядов в сёлах привели полковника Воронова в бешенство, и он собрал все войска, находившиеся под его началом и бросил их на разгром повстанцев Мангуша и Ялты, возглавлявших повстанческое движение в окружающих сёлах.

Бывшие командиры и повстанцы-участники А. С. Кабаков, М. Л. Демерджи, Н. И. Биягов, Я. И. Озулу, Д. А. Козаченко, И. Н. Топалов, И. К. Николаев-Костаманов, В. Д. Дегерменджи, И. В. Ступаренко в своих воспоминаниях рассказывают:

- На этот раз белогвардейцы, уверенные, что теперь повстанцы будут ликвидированы, заранее вынесли приговор: "Всех вожаков повстанческих отрядов заочно приговорить к смертной казни". Об этом было объявлено в газете. Это было чудовищно и смешно. Бандиты объявили законных хозяев вне закона. То, что белогвардейцы были уже бессильны совершить что-либо на деле, они утешали себя инсценировками.

В те дни, когда белогвардейцы собирались обрушиться на Ялту и Мангуш, из Мариуполя, спасаясь от преследования, к повстанцам перебежало много людей, готовых драться против контрреволюции и белоказаков. От них и узнали повстанцы о готовящемся повторном большом нападении на эти сёла.

В Мангуше, в штабе повстанцев состоялось объединённое совещание, на котором присутствовали Кабаков, Мачакра, Садохин, Белла, Джансыз, Николаев, Биягов и прибывшие по приглашению штаба из других отрядов Василий Шурда, Захар Цололо, Григорий Спруцко, Александр Адарюков, Фома Попов. Обсудив вопрос о надвигающейся опасности, они выработали план совместных действий, в котором определялась задача каждого отряда. В частности, общая задача для всех была – вести строгое, неослабное наблюдение за противником, чтобы не допустить внезапного нападения. Держать в курсе всех событий все отряды ежечасно. Разошлись вожаки с полной решимостью разгромить карателей.

Самым слабым местом было у повстанцев – слишком ограниченное количество боеприпасов. Но и этот вопрос был частично разрешён.

Дело в том, что все, возникшие в сёлах повстанческие отряды, были созданы на базе сельских подпольных большевистских организаций, которыми всегда руководили большевики Мариуполя. И теперь отряды, также продолжали держать тесную связь с подпольным центром города, через своих связных.

Одним из них был Юрий Фёдорович Каламитра. Через него то и получили мангушане и ялтинцы от подпольных организаций города и заводов "Никополь" и "Провиданс", отдельными партиями около ста винтовок и более десяти тысяч боевых патронов к ним.

Разведка мангушан донесла о движении колонны карателей. Белогвардейцы выступили ночью из Мариуполя и уже на рассвете подходили к хуторам, расположенным в десяти километрах от Мангуша. Противник был обнаружен разведкой ещё при выходе из города, и повстанцы уже давно были готовы встретить врага. Они заняли заранее намеченные позиции на краю села, тщательно замаскировались. На наблюдательном пункте находилось командование отряда. К ним то и дело подъезжали всадники с донесениями от разведчиков, которые зорко следили за движением врага. Гонцы давно уже помчались с донесениями к отрядами Шурды, Цололо и других. Их ждали.

Белогвардейцы шли на Мангуш огромной колонной. Впереди кавалерия. За ней двигалась пехота, около двух рот. Потом следовала батарея из двух орудий и опять рота пехоты. Заключала колонну дикая сотня чеченцев.

Непонятным было движение в хвосте колонны большого количества подвод, тачанок, дрожек и даже извозчиков. Видимо, этот транспорт имел спецназначение, под награбленное добро.

На восходе солнца, противник заметил наши разъезды и поняв, что повстанцы осведомлены об их наступлении, немедленно стали развёртываться в боевой порядок. Кавалерия отошла на фланги, а роты, продолжая двигаться вперёд, на ходу рассыпались в цепь.

На кургане "Базар-Оба" каратели установили свою батарею. Из НП хорошо просматривалась вершина кургана, на котором собралась группа людей, видимо офицеры, и о чем-то совещались.

Из этой группы на кургане выделились три человека и, спустившись вниз, направились к селу с белым флагом в руках. Пехота противника остановилась в полукилометре от села.

- Парламентёры, - произнёс Мангушов.

- Вероятно, мириться хотят с нами, - пошутил Караянов.

- Да нет, по-моему, какую-то хитрость придумали, - сказал Кабаков, и добавил – надо ушки на макушке держать.

- Может быть, ультиматум хотят предъявить? – сказал кто-то.

- И то может быть. Придут – узнаем.

Между тем, парламентёры приближались. Навстречу им пошли представители повстанцев Тимофей Садохин и Николай Пашов. Шагов за триста они встретились. Перевязав парламентёрам глаза платками, доставили их в штаб. Это были штатские жители города, двое мужчин и одна женщина – братья Каракуркчи, купцы-закупщики хлеба, выходцы из Мангуша, знакомые населению села. Белогвардейцы, видимо, рассчитывали на авторитет купцов, что они повлияют на "мятежников". Развязали "гостям" повязки с глаз.

- Ну что, узнали кого-нибудь из нас? – прервав молчание, спросил Кабаков.

- Да нет, вы слишком молоды, - ответил старший из них.

- Зато мы вас хорошо знаем, господин Каракуркчи, - глядя в упор на гостей, произнёс Мачакра.

- Скажите, зачем пожаловали к нам? – обратился к ним Мачакра.

- Вот у нас пакет от командира к вам, - подавая большой конверт Кабакову, - ответила женщина.

- А кто у вас командир? – принимая пакет, спросил Кабаков.

- Полковник Воронов.

- О! Это же наш приятель, - засмеялись повстанцы.

- Ну, ну! На, прочти, товарищ Мачакра, узнаем, что от нас хочет наш милейший "друг", - подавая ему вынутую бумагу из конверта, произнёс Антон Кабаков, вызвавши этим хохот у присутствующих.

- Значит вы Воронова хорошо знаете? – удивился Каракуркчи.

- Разумеется! Ведь недаром он сегодня прибыл к нам в гости с такой огромной свитой. – Снова взрыв смеха.

- Слушайте приказ Воронова, - обратился к повстанцам Михаил Мачакра. – "…Приказываю организаторам банды партизан села Мангуш Кабакову и другим немедленно вывести своих подчинённых на край села и построить в две шеренги лицом к городу. Сложить всё своё оружие в десяти шагах от строя и ждать нашего прибытия. Невыполнение этого приказа, заставит нас открыть огонь из артиллерии по селу, которое будет уничтожено, а организаторы и их семьи будут повешены…"

- Настоящий ультиматум! – закончил Мачакра.

- За что же он на нас так разгневался? – пошутил Садохин.

- Есть за что. Мы уже ему и так много раз бока мяли, - смеясь на шутку Садохина, ответил Тимофей Мангушев.

- Ну что ж! – постараемся и сегодня как следует намять Воронову бока, чтобы он больше никогда не угрожал нам.

- Правильно! Пишите ответ, - закричали все присутствующие.

Парламентёров вывели в другую комнату под наблюдением бойцов и написали ответ полковнику, очень похожий на историческое письмо, написанное запорожскими казаками турецкому султану. А в конце, вместо подписей, нарисовали комбинацию из трёх пальцев. Запечатали в конверт и, пригласив "гостей", вручили им пакет.

- Господин Каракуркчи! – скажите, вы какую должность занимаете у полковника Воронова? – спросил Кабаков.

- Никакой – смущённо ответил купец.

- А как же вы оказались в такой роли?

- Просто нас вызвали, как бывших жителей Мангуша.

- Ну хорошо, передайте полковнику, что мы его ждём.

Завязав опять "гостям" глаза и проводив шагов двести, разошлись.

Из штаба повстанцы пристально следили, что происходит в лагере врага, особенно наблюдали за курганом, где столпились офицеры в ожидании своих парламентёров.

Они, очевидно, ждали после таких устрашений полной покорности повстанцев. И глубоко ошиблись. Можно себе представить, какое бешенство охватило их после письма "запорожцев" – мангушан…

Видно было, как завертелись белогвардейцы, офицеры бросились к своим подразделениям. Стан врага лихорадочно стал разворачиваться: две роты пехоты рассыпались в цепь и одна за другой пошли в наступление.

Кавалерия выдвинулась на фланги своей пехоты, приготовившись к атаке.

Артиллерия открыла огонь по селу. В сел возникли пожары. Окраина села, где залегли повстанцы, подверглась сильному пулемётному обстрелу. Однако повстанцы своим огнём заставили противника залечь, но не надолго. На наших флангах враг предпринял сильные атаки, и ему удалось оттеснить повстанцев и ворваться в село. Наступил критический момент для Мангуша.

Мангушев с резервной группой бойцов бросился в контратаку и выбил белоказаков, восстановив свой правый фланг.

В центре повстанцы держались стойко. Но левый фланг, куда ворвалась основная часть вражеской конницы, предпринятыми контратаками восстановить не удалось.

В селе началась дикая расправа. Горели дома, скирды соломы, раздавались крики людей о помощи, истерический плач женщин и детей, рёв животных, вой собак и трескотня беспорядочной стрельбы – всё это смешалось в один страшный гул.

 

ПОМОЩЬ ЯЛТИНЦЕВ МАНГУШАНАМ

 

 В этот критический момент и подоспела помощь соседних повстанческих отрядов. Со стороны Ялты на белогвардейцев обрушился конный отряд Шурды, состоящий из повстанцев Ялты, Мелекино и Белосарайки. С другой стороны, где, прорвав левый фланг повстанцев, белоказаки чинили своё кровавое дело, в село ворвались отряды Захара Цололо, Александра Адарбкова и Григория Спруцко.

Белогвардейцы, упоённые своей "победой" на этом фланге, не заметили, как на них обрушились со всех сторон подоспевшие партизанские отряды. Казаки и чеченцы в панике бросились бежать. Пехотинцы бросали оружие и сдавались в плен. Белые, чтобы спасти своё положение, бросили в бой резервную роту и сотню казаков. Тут случилось неожиданное для них, что окончательно решило участь белогвардейцев.

Тимофей Садохин, находившийся со своей конницей в укрытии, как только разгорелся бой, стал незаметно балками и оврагами пробираться в тыл врага. И в тот момент, когда резерв белых вступил в бой, а с вершины кургана артиллерия вела огонь по селу, конница Садохина с криком "Ура!" помчалась в атаку.

Вот тут то и случилось неожиданное. Десятки подвод, следовавшие за карателями, скопились у кургана в ожидании наживы. Ошеломлённые внезапным появлением партизан с красным флагом, в панике ринулись они к селу, и на полном скаку врезались в свою пехоту и конницу. Произошла страшная давка. Подводы топтали пехотинцев, сталкивались с казаками, а солдаты стреляли в подводчиков и лошадей. Рубили их и казаки, а вырвавшиеся из этого пекла, ускакали в степь.

Эскадрон повстанцев, уничтожив орудийные расчёты, захватил два орудия и один пулемёт. Не вступая в рукопашную с белыми, Садохин спешил свой отряд и открыл убийственный огонь по отступающему в панике врагу. А в селе повстанцы довершали полный разгром врага. Вырвавшиеся из окружения каратели бежали под сильным ружейно-пулемётным огнём повстанцев.

На улицах Мангуша и на поле, всюду валялись трупы карателей. Немало было убитых жителей села, это были в основном женщины, дети, старики, укрывшиеся в одном сарае.

 

У повстанцев убитых не было, а раненых было около десяти бойцов. Враг был наголову разбит. Не ушел от кары и сам вражеский командир – полковник Воронов...

...Получилось так, как сказал Кабаков перед боем: "Чтобы полковник никогда не затевал драки с повстанцами…"

 

В этом бою повстанцам достались следующие трофеи: два орудия, два пулемёта, снаряды, больше сотни винтовок, десять шашек, много патронов, более полусотни лошадей, сёдла, повозки и другое.

Повстанцы-мангушане с самого начала восстания выдержали семь ожесточённых стычек с врагом, превосходящим и количеством и вооружением.

За это время в боях повстанцы потеряли своих боевых товарищей:

Мангушанский отряд – Титишова Иова Николаевича, Кальянова Ивана Дмитриевича, Попова Фёдора Алексеевича, Кальянова Фёдора Петровича, Кальянова Терентия Ефремовича, Костанова Николая Парфёновича, Топалова Николая Пантелеевича, Тельбизова Антона Афанасьевича, Ковалёва Фёдора Георгиевича, Тельбизова Фёдора Афанасьевича, Чукурна Тимофея Фёдоровича, Сарбея Мина Николаевича, Караянова Константина, Цупу Владимира, Кальянова Трифона.

Ялтинский отряд – Иванова Дмитрия Григорьевича, Зерегулова Григория Леонтьевича, Белоконь Илью Гавриловича, Шемпатея Фёдора Лаврентьевича, Целенко Фёдора Михайловича, Еварлах Дмитрия Лазаревича, Цузыка Константина Спиридоновича, Бабич Антона.

Отряд Чердаклы – Маштан Антона Дмитриевича, Яйленко Антона Михайловича, Челпан Ивана Саввича, Авджи Николая Ивановича, Золотарь Константина, Давгли Семёна, В. Чапни, И. Теленчи, И. Хавалиц, К. Чаваях, А. Иорка, Ма__маз (матрос с крейсера "Аврора").

Малоянисольский отряд – Христофора Давшан, Николая Сенека?, Григория Гуржи.

Эти люди отдали свои жизни в жестокой борьбе с контрреволюцией в борьбе за свободу и счастье будущих поколений.

Погибло также много мирных жителей – женщин, детей и стариков от кровавых злодеяний белогвардейцев. Однако, это не сломило волю к победе у повстанцев. Борьба ещё больше обострилась. Ещё больше возненавидели повстанцы белобандитов, и ещё сильнее сплотились они для борьбы с лютым врагом.

Весть о разгроме повстанцами хорошо вооружённого белогвардейского отряда в Мангуше облетела окружающие сёла и город Мариуполь. Вооружённые этим, повстанческие отряды активизировали свои действия против контрреволюции.

Белогвардейские заправилы поняли, что с повстанцами местными силами гарнизона не справиться, и они стали стягивать в Мариуполь крупные силы.

Писатель Александр Бек в статье "Такова должность" воспроизводит рассказ бывшего председателя ревкома города Бердянска Степана Семёновича Дыбец о событиях в Бердянске и о красных повстанцах, действовавших между Бердянском и Мариуполем: "Объезжая войска с начальником штаба 3-й бригады 1-й Заднепровской Советской дивизии Дыбенко Озеровым, - пишет Дыбец, - на каком-то отрезке фронта, ближе к Мариуполю, мы нашли греческий отряд. В греческих сёлах офицеры-каратели учинили беспощадную расправу за революционные дела. Греки возненавидели белых. Так возненавидели, что только прикажи – пойдут в бой. Греческие части славились ненавистью к белым и дисциплиной".

 

 

 

 

Смотрите на сайте www.rline.tv интернет телеканал Красная Линия.

Телевизионный канал "Красная линия" вещает круглосуточно. Большую часть эфирного времени будут занимать программы собственного производства: документальные фильмы, специальные репортажи, политические ток-шоу, интервью с учеными, политиками, экономистами и общественными деятелями, многим из которых, в силу разных причин, уже долгие годы закрыт "вход" на федеральные телеканалы. Основная задача при подготовке программ к эфиру – показать другой, альтернативный взгляд на актуальные проблемы общества, отличный от того, который навязывают зрителю государственные и право-либеральные СМИ.

Битва за историю

В феврале 2012 года Владимир Путин предложил создать единый школьный учебник по истории России, написанный хорошим русским языком, без внутренних противоречий и двойных толкований. Поручение президента выполняется: прежде чем взяться за учебник, рабочая группа во главе со спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным разработали единый историко-культурный стандарт. Стандарт грешит неравномерным сопоставлением событий. Полет Гагарина приравнивается к выходу в свет рассказа Солженицына Один день Ивана Денисовича, Карибский кризис приравнивается к суду над Синявским и Даниэлем и пр.

Нужен ли единый учебник в условиях, когда у нас нет государственной идеологии? Попытка такого учебника – это шаг к её созданию? Какой именно? Либерально-буржуазной? Поможет ли единый и непротиворечивый учебник истории российской власти выйти из тупика неэффективного правления? Или это ещё одна попытка конъюнктурного агитпропа? На эти и другие вопросы в студии программы Точка зрения отвечают эксперты: историк, заведующий отделом ЦК КПРФ по молодежной политике Ярослав Листов, главный редактор исторического портала Хронос Вячеслав Румянцев и доктор исторических наук, заместитель директора Института Российской истории РАН Сергей Журавлев. Ведущий – Дмитрий Аграновский.

 



 

 

  Яндекс.Метрика